Чай и психотерапия

8 марта
Фото Чай и психотерапия

 

Что общего между чаем и психотерапией? Хороший вопрос. Я не знаю. Но это две темы, которые увлекают меня невероятно. Как это вышло? Я объясню. 

Я всегда был солнечным мальчиком. Улыбался простым вещам. И бесконечно любил ощущение жизни. Но пару лет назад внутри меня лопнула какая-то струна. Без предупреждения. Практически в один момент. Жизнь перестала звучать. И покрылась сумерками. Вся конструкция моих ощущений накренилась и стала похожа на бурелом. 

Удивительное дело, но это не имело ничего общего с внешними вещами. С моей работой, деньгами, идеями, планами на будущее, друзьями. Тут все оставалось прекрасно, и шестеренки продолжали вращаться.

Изменились ощущения. Я начал погружаться в глубокую депрессию. Навязчивости стали моими друзьями. Сумрак сгущался. Голова перестала работать в прежнем ключе. Большую часть времени я проводил в себе, не ощущая внешний мир, его вкус и цвет так, как раньше. 

При этом я справлялся со своими рабочими обязанностями, не утратил чувство самоиронии и даже носил себя на вечеринки. Фасад оставался прежним. 

Я с детства любил технику. Понимал её и чувствовал. Школьные и институтские годы я провел, сидя на мотоцикле. Это был советский мотопром. Он ломался с завидной регулярностью. Если что-то выходило из строя, приходилось разбираться и ремонтировать. Починить можно все. Это я знаю по собственному опыту. Это знают мои руки и голова. 

Когда что-то поломалось внутри меня, я был глубоко растерян, потому что не знал, что делать. Но что мы делаем, когда не знаем? Учимся. Я начал учиться. Я прочел одну книгу. Вторую. Третью. Тогда я не ориентировался в названиях состояний и диагнозах. Поэтому мне приходилось идти широким фронтом. Я вел свое собственное внутреннее расследование. Я был Шерлок Холмс. 

В какое-то время я начал просто питаться книгами. Я их пожирал. То, что я узнавал, было мне невероятно интересно на каком-то животном уровне. Я прочел все книги, на обложках которых было имя Милтона Эриксона. Прочел бесконечно много по психоанализу. По гештальтпсихологии. По телесно-ориентированной и духовно-ориентированной психотерапии. По семейной терапии. По биполярным расстройствам. И зависимостям. Я не избежал и эзотерики. Но с эзотерикой мои отношения, к счастью, не сложились. 

Я прочел массу талантливых книг и открыл для себя новый, удивительный мир профессиональных врачей и психотерапевтов. На протяжении всего этого времени меня не покидало ощущение, что я тонко чувствую тот язык, на котором они говорят. Понимаю, как работают их подходы. Понимаю этот образ мышления. 

И, вероятно, моя собственная депрессия не мешала, но лишь точнее направляла меня в этот мир. Я заинтересовался устройством мозга. Работой нейронов и нейромедиаторов. Очень скоро я узнал, что это не причуды разума, но заболевание. Которое лечится. Ровно так же, как ангина. Только, разумеется, другими способами. 

И я взялся за себя. Я прописал себе ежедневный спорт. Занялся йогой. (Позже я начал бегать). Исключил алкоголь. Стал понимать, что я ем, как я ем и когда я ем. Изменил и до сих пор меняю свое фанатичное отношение к работе. Стал следить за тем, что я думаю. Что я чувствую. На каких оборотах живу. 

Я перешел от теории к практике. (Лишь позже я понял, насколько это важный этап). Трижды, с перерывами в полгода, прошел Випассану. Принял участие в нескольких обучающих семинарах. Побывал на конференции по психотерапии в Подмосковье. Прошел обучающий курс в институте клинического гипноза. И нашел, наконец, своего терапевта. 

Обучение психотерапии стало частью моей жизни и частью меня. Я продолжаю читать и узнавать. Параллельно работаю над своей физической формой и здоровьем. 

Я чувствую результаты между своими ощущениями сейчас и тогда. Я выздоровел. Но для меня эта болезнь была, похоже, запускающим механизмом к чему-то большему. Я хочу глубже и глубже развиваться в этом направлении. Оно кажется мне чудесным. Невероятным. И сумасшедше перспективным. 

Тема сложная и, в некотором смысле, интимная. Я вижу, как много людей не научены или стесняются говорить о своих внутренних ощущениях. Вижу, сколько поломок вокруг. При этом я понятия не имею, как можно монетизировать мои знания. Я едва ли стану кабинетным психотерапевтом. Но я продолжаю изучать психотерапию. По одной единственной причине. Это. Невероятно. Интересно. 

Я предвосхищу вопросы по поводу «А как же чай? Не повлияет ли это на работу проекта?» Конечно,  повлияет! Чай станет еще лучше, проект - интереснее, а наш сервис – нежнее! Это происходит уже сейчас. Текущие клиенты это ощущают.

Я позволил себе перерыв в новых постах. Возможно, это почувствовалось и показалось затишьем. А тем временем закулисная работа кипит. Мы ежедневно принимаем заказы и отправляем десятки посылок. Работаем над новой упаковкой. Ведем странички в соцсетях. Через месяц меня ожидает большой весенний закуп, и я буду в десяти провинциях Китая одновременно. А уже сейчас мы вовсю принимаем оплаты на чайный тур, который состоится с 29 апреля по 8 мая.

Что общего между чаем и психотерапией? Хороший вопрос. Я не знаю сам. Но сейчас вы будете чуть лучше понимать ход моих мыслей и направленность моих взглядов. А это будет полезно всем нам. Согласны?

Переменам быть! Мне будут приятны и интересны ваши комментарии. 

Спасибо.

Обнимаю вас. 

Гриша.